Новости

Новости / Городская ЕМИАС

Людмила Стебенкова: ЕМИАС позволяет посмотреть срок ожидания приема врача

Столичные поликлиники будут штрафовать за неправильные диагнозы. Председатель комиссии по здравоохранению и охране общественного здоровья Мосгордумы Людмила Стебенкова и сопредседатель Межрегионального профсоюза работников здравоохранения"Действие" Эдуард Каляманов обсудили ситуацию с ведущим "Коммерсантъ FM" Андреем Норкиным.

Такой приказ издал департамент здравоохранения Москвы. Документ вступит в силу со следующего года. Врачи уже высказывают опасения, что эта мера может привести к сокращению зарплат медработников.

— Госпожа Стебенкова, для чего придумана такая мера? Как это все будет работать?

Л.С.: Никакого сокращения зарплат не будет. У нас повышается подушевое финансирование закрепленного населения до 4 тыс. в год. Плюс еще могут до 300 млн заработать поликлиники на оказании дневного стационара, профилактики и на диспансеризации. Это в среднем я беру. На самом деле денег будет больше.

Вопрос здесь стоит не только в деньгах, но и в качестве. Если хронический больной наблюдается в поликлинике, если ему не оказывают достаточной помощи, и он в результате попадает в стационар — туда он может по разным причинам попасть, понятно — но в результате установлено, что он там регулярно не получал лечение, деньги за него получали, а его посылали, то тогда поликлинику будут штрафовать.

Если он вдруг попадает с инфарктом миокарда, ему не провели вообще никаких мероприятий — ни обследования, ничего, хотя он туда много раз обращался. Такая мера, я считаю, вполне обоснована. Потому что деньги получать нужно за то, что лечишь человека.

— Господин Каляманов, вы согласны с такими оценками?

Э.К.: Я в корне не согласен вообще с каким-либо экономическим угнетением медицинских работников. Дело в том, что сегодня заработная плата абсолютно непрозрачна. Да и мы отмечаем тот факт, что благодаря введению стимулирующих выплат так называемых, заработная плата на самом деле не увеличивается, а снижается, об этом сами медицинские работники говорят. У нас есть доказательная база по этому поводу. Кроме того, я хочу сказать, что данная конкретная мера, описанный пример вряд ли будет соответствовать реальности. Человек, которого неоднократно "отшивали" в поликлинике, что в конечном итоге привело к инфаркту миокарда, мне кажется, это вообще абсурд, я никогда не сталкивался с подобной ситуацией.

Хронические больные наблюдаются, получают лечение постоянно. Кроме того, я хочу сказать, что в поликлиниках далеко не весь набор возможностей установления конкретного диагноза. И окончательный диагноз действительно ставится в конечном итоге в стационаре, именно для этого этот человек направляется туда. И совершенно естественно, что будут определенного рода расхождения. Им что за это очередные штрафы?

Л.С.: После реализации программы модернизации здравоохранения у нас амбулаторная сеть оборудована и компьютерными томографами, и высокотехнологическим ультразвуком, и чем только не оборудована. У нас сегодня есть абсолютно все возможности у врачей поликлиник заниматься с рецессионным пациентом. Стационар у нас вообще для того, чтобы лечить тех больных, которые требуют стационарного лечения, но никак не для того, чтобы расхлебывать те вещи, которые в поликлинике были допущены.

Экономические рычаги работают везде. Халява закончилась, и приписки закончились, мы не для этого информатизировали нашу систему, чтобы сделать ее непрозрачной. Сегодня она абсолютно прозрачная. И если население, которое прикреплено к поликлинике, не ходит в эту поликлинику, а ходит в другую — будут платить другой поликлинике деньги за этих больных, а с этой снимать. Вот такая у нас сегодня система. Мы больше просто так деньги платить не будем. И получать на одного больного пять анализов крови в день — оплачивать мы это тоже не будем. Это жесткая система.

Э.К.: Во-первых, я хочу сказать, что сами пациенты и медицинские работники говорят о том, что доступность этих трехуровневых амбулаторных медицинских центров на самом деле не такая, как вы говорите — пришел, увидел, победил. Такого нет. К узким специалистам выстраиваются очереди, к неврологам и так далее трудно попасть, в течение двух месяцев и больше — постоянно об этом сообщения. А вы говорите о том, что: вот, пожалуйста, сейчас все доступно. Ничего не доступно.

Л.С.: У меня-то факты, а у вас слова. У нас есть единая медицинская информационная система, и в режиме онлайн вы можете посмотреть, какой сегодня срок ожидания специалиста. Средний срок ожидания не больше пяти дней, поэтому не нужно говорить, что по две недели нельзя попасть. Для сравнения: в Германии срок ожидания к специалисту — до трех месяцев. Давайте вот из этого исходить. У нас — до двух недель, вы спокойно совершенно попадете к специалисту, вы попадете на все уровни обследования, которые только можно. Да, у нас есть сейчас какие-то проблемы с подключением некоторого оборудования, но после Нового года это все будет решено. Сегодня, не вводя экономических методов, просто так расходуя деньги, мы никогда не получим хорошего качества медицинской помощи.

Kommersant.ru