Новости

Новости / Городская ЕМИАС

К 2015 на электронные рецепты перейдут все московские поликлиники

Интервью заместителя руководителя Департамента информационных технологий города Москвы (генерального конструктора ЕМИАС) газете Фармацевтический вестник № 31 (776) от 07.10.2014

— Владимир Владимирович, что сейчас происходит с программой информатизации здравоохранения? На обывательском уровне существует мнение, что огромные бюджетные деньги, вложенные в эту программу, ушли неизвестно куда, и достигнутые результаты не соответствуют поставленным целям. Вы можете это прокомментировать?

— Я могу отвечать только за Москву, где знаю все. Что происходит в других субъектах Российской Федерации — мне трудно судить.

В Москве в той части, которая касалась информационных технологий, не было разворовано ни копейки. Возможно, общество ожидало, что за два года программы модернизации здравоохранения, вложив около 24 миллиардов рублей, можно сразу получить счастье. А счастье быстро не наступило. Хотя профессионалам понятно: то, что уже получилось в столице — чудо само по себе.

Самое большое наше достижение — это ЕМИАС, Единая медицинская информационно-аналитическая система. К ней сегодня подключены практически все медицинские учреждения амбулаторно-поликлинического типа. Сегодня ЕМИАС — это более 600 подключенных зданий, 17-18 тысяч ежедневно работающих врачей, 250-260 тысяч пациентов, которые проходят через систему в сутки.

Одно из огромных преимуществ централизованной системы — это возможность получения аналитической информации о том, что происходит в Москве, в режиме реального времени. Другой заметный результат — время ожидания пациента в очереди к врачам первичного звена сократилось в 2,5 раза. Интересно, что все это нам удалось сделать при отсутствии административного давления в виде каких-либо специально выпущенных нормативно-правовых актов правительства, Департамента здравоохранения или Минздрава.

Сейчас в Москве еще несколько компонентов системы и новых сервисов находятся в стадии внедрения — электронная медицинская карта, сервис больничного листа, электронного рецепта, лабораторные сервисы.

— Расскажите поподробнее об электронных рецептах...

— Системой электронного рецепта сейчас пользуются уже более половины медицинских учреждений Москвы. От врача сведения о выписанном рецепте попадают в централизованную систему, куда имеют доступ аптечные пункты. Преимуществ у такого подхода много. Например, врач, выписывая лекарственный препарат, видит товарные остатки в аптечном киоске и понимает, что есть в наличии, чего нет, но ожидается, а что не закуплено и закупаться не будет. Точно так же у пациента появляется возможность посмотреть статусы обработки и историю своих рецептов в мобильном телефоне, инфомате или на портале госуслуг. Если рецепт принимается на срочное обслуживание, человек получает смс-ку о том, что препарат поступил, и можно его забрать.

По нашим сведениям, на выписку вручную одного рецепта на бланке строгой отчетности у врача уходит 3-3,5 минуты. Сегодня рецепт можно оформить пока еще не исключительно в электронном виде (в электронном виде он дублируется), но с использованием компьютера за 30 секунд. Экономия составляет 3 минуты. В год в Москве печатается 12,5 миллионов только льготных рецептов. Это дает 650 тысяч человеко-часов сэкономленного времени врачей в год. На все три сервиса экономия будет составлять около 1,7 миллиона человеко-часов в год. Это эквивалентно функционированию 14 поликлиник.

— Когда все медицинские учреждения Москвы перейдут на электронные рецепты?

— До конца года эта работа будет доведена до конца и заработает во всех поликлиниках и льготных аптечных киосках города. Я, конечно, не говорю о том, что 31 декабря будет охвачено 100% учреждений, но это будет близкой цифрой.

Вместе с тем, это не совсем то, чего мы хотели достигнуть. Наша задача — полностью перевести медицинские документы в электронный вид. Министерством здравоохранения утверждена концепция лекарственного обеспечения населения, которая предусматривает, в том числе, и перевод до конца года рецептов в электронный вид. Но пока все упирается в действующее федеральное законодательство. Закон об обращении лекарственных средств совершенно четко говорит, что рецепт — это «письменное назначение лекарственного препарата». Рецепт — это «бумага», неважно, напечатанная на компьютере или написанная от руки. Что касается амбулаторной карты, эти нормативно-правовые ограничения также существуют. Мы подготовили законопроект по внесению соответствующих изменений в эти нормы, но пока вопрос остается нерешенным.

— Как идут дела со внедрением электронной медицинской карты?

— 29 сентября мы начали внедрение электронной медицинской карты в новом интерфейсе со 175-й поликлиники. До этого была проделана огромная подготовительная работа: больше года мы прорабатывали в рамках пилотных проектов все, что связано с внутренним устройством электронной карты. Методологически нами подготовлены несколько сотен документов, которые сейчас находятся на утверждении в Департаменте здравоохранения.

Параллельно с этим, мы занимались подтягиванием навыков работы на компьютере, слепого метода печати у медицинских работников. На сегодняшний день мы обучили порядка 6 тысяч человек, до конца ноября это будет цифра под 9 тысяч.

— Эта работа ведется на московские или федеральные деньги?

— Федеральные деньги уже все закончилось. В Москве мы продолжаем заниматься этой программой на деньги столичного бюджета. Еще на первом этапе программы финансирование было в соотношении 1:3 в пользу Москвы. Федеральных денег столице хватило на то, чтобы полностью оснастить компьютерами все медицинские учреждения.

Наши расходы составляют сейчас порядка 2,5-3 миллиардов рублей в год. Мы были вынуждены обновлять весь парк вычислительной техники, купили 40 тысяч компьютеров для стационаров плюс 20 с лишним тысяч — для амбулаторно-поликлинического звена. Построили розетки, сформировали Центр обработки данных, он нам обходится в год примерно в 800 миллионов рублей.

Вложенные деньги — не разовые инвестиции, впоследствии на каждый вложенный рубль в год придется нести минимум 60 копеек расходов. Другой вопрос, что автоматизация и внедрение информационных технологий преследуют цель повышения эффективности деятельности медицинских учреждений, что означает что экономическая отдача должна быть выше, чем объем вложений.

Вложив 100 миллионов рублей в электронный рецепт, мы получаем 650 тыс человеко-часов прямой экономии. Это только в зарплате существенно бОльшие деньги, только в части ФОТ это порядка полумиллиарда рублей экономии в год.

— Некоторые эксперты выражают озабоченность проблемой защиты персональных данных пациентов. Насколько сервис электронной медицинской карты защищен от взлома и утечек информации?

— Дело в том, что в нашей системе все сведения обезличенные. Все карты имеют некий внутренний идентификатор. По запросу с использованием этого идентификатора врач получает персональные данные пациента из Московского городского фонда ОМС, где регистр застрахованного населения существует еще с конца 90-х. Этот регистр представляет собой перечень всех людей, которые имеют полис ОМС, он содержит их паспортные данные, адреса, и так далее. Там есть персональные данные, но нет врачебной тайны, нет диагноза.

А мы сделали систему с медицинскими данными, но без персональных данных. И когда врач входит в электронную медицинскую карту пациента, он делает запрос в две системы одновременно. В результате максимум, что может украсть врач, — это раскрыть информацию о конкретном пациенте. Если вы зайдёте в любую поликлинику и попросите показать список прикрепленного контингента, система это не позволит сделать. Работы со списками нет. Можно найти в системе любого прикрепленного человека, с учетом известных ограничений, зная точно, кого ты ищешь. Если ты не знаешь, кого ты ищешь, ты его не найдешь. А украсть эти базы данных физически невозможно.

— Видите ли Вы какие-то недостатки, недоделки в ходе реализации программы?

— Мы все делаем в большой спешке. Москвичи не могут ждать нас по 10 лет, люди живут сегодня, и проблемы надо решать сегодня. У такого подхода, безусловно, есть огромное количество побочных эффектов в виде не всегда стабильно работающей системы, нам не всегда хватает времени на тестирование всего функционала, есть вопросы к качеству работы службы техподдержки. Не вся закупленная техника используется на 100%. Не всегда какие-то вещи сразу удобны. Над этим следует еще работать и работать. Здравоохранение вообще такая отрасль, изменения в которой, как правило, сначала вызывают недовольство общественности в любой стране мира. Обнадеживает то, что система не просто создана, но и работает, и принята врачами. Мы опасались, что основная сложность внедрения будет состоять в сопротивлении медицинского персонала — но оказалось, что они большие молодцы, и многие не просто стремятся освоить новые сервисы, но и становятся нашими помощниками в разработке, пилотировании и устранении недочетов.

Источник: Фармацевтический Вестник